В лесу родилась ёлочка! - мастер класс фото

В лесу родилась ёлочка!


Техника:

1.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


2.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


3.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


4.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


5.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


6.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


7.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


8.

В лесу родилась ёлочка!  - мастер класс фото


Введение

В нашем классе творческие, находящиеся в постоянном поиске истины, открывающие закономерности, создающие проблемы и самостоятельно их решающие ребята, одним словом, занковцы. Посетив сайт http://www.zankov.ru/ мы увидели объявление о проведении конкурса «Ёлочка, живи!» в Стране Мастеров. Нас очень взволновали слова о том, что мгновения праздников проходят, они заканчиваются, и уже через неделю тысячи и тысячи покалеченных, осыпавшихся ёлочек заполняют мусорные свалки. Мы решили участвовать в конкурсе. Своё участие оформить в виде творческого проекта. Исходя из актуальности проблемы, нами выбрана тема проекта: «В лесу родилась ёлочка!»

Задачи проекта:
Найти материал по данной теме.
Найти сказки, песни, стихи в которых упоминается ель.
Сочинить сказки, стихи.
Смастерить собственную новогоднюю красавицу.
Изготовить ёлочки из пластилина, с помощью аппликации из ткани, нарисовать их.
Написать исследовательский проект по данной теме.
1. Материал на тему «В лесу родилась ёлочка».

Семья Кузнецовых предоставила для изучения в классе следующий материал:

История новогодней елки и некоторых праздничных обрядов

Разнообразные ритуалы, объединяемые идеей «возрождения времени», известны с древних времен. Однако, украшенная блестящими игрушками, мишурой, плодами, сладостями, освещенная свечами или цветными электрическими лампочками новогодняя елка «родилась в лесу» человеческой культуры сравнительно недавно.

Истоки этой красивой традиции вытекают с берегов верхнего Рейна, прежде всего из Эльзаса. В XVI веке под Рождество гильдии и цеховые организации из алеманской области начали устанавливать «рождественское дерево». Оно не было еще центром семейного праздника, как это стало позднее, а было городским и общественным событием. Как правило, дерево подвешивалось к потолку и иногда даже макушкой вниз, и использовали для этой цели вначале не ель, а бук. По окончании праздника детям позволялось стрясать с дерева плоды и сладости. В 1708 году в письме к дочери герцогиня Элизабет-Шарлотта Орлеанская (уроженка Пфальца) пишет, что в Германии на Рождество кладут на столики для детей подарки и ставят деревца со свечами на ветках.

К середине XVIII века елка существовала уже в современном виде. В вышедшем в 1774 году романе «Страдания молодого Вертера» И. В. Гете пишет: «Она приводила в порядок игрушки, которые приготовила к празднику своим младшим братьям и сестрам. Он заговорил о том, как обрадуются малыши, и припомнил те времена, когда неожиданно распахнутые двери и зрелище нарядной елки с восковыми свечами, сладостями и яблоками приводило его в невыразимый восторг». Елку в Германии и в других странах первоначально ставили в городах. Центром распространения елки в Австрийской империи стала Вена, где елка в XVIII веке была связана с Николиным днем. В 1820 году елка появилась в Праге; с начала XIX века елка известна и в скандинавских странах. Обычай ставить елку шел от высших слоев общества. Так, в Англии впервые елку нарядила немецкая принцесса (в 1760 г.) ставшая женой Георга III, а в 1840 году в Виндзоре елку для детей устроила королева Виктория со своим немецким супругом Альбертом Кобургским. С 1840-х годов елка известна и в России.

В рассказе Ф. М. Достоевского «Елка и свадьба», опубликованном в 1848 г., говорится, что пять лет назад герой был приглашен накануне нового года на детский бал с елкой. У Достоевского идет речь о Петербурге, где проживало много иностранцев, в том числе и немцев, а, как сообщает А. М. Ремизов, «ни у простого народа, ни в старинных домах старого уклада нет такого рождественского обряда, чтобы в святые вечера зажигать елку... И вот по себе скажу, наставленный по московской старине нашей, я не знал в детстве никакой рождественской елки... И совсем уже взрослым я увидел в первый раз елку ее зажгли у нас после всенощной в рождественский сочельник». Речь идет о конце XIX века. Под влиянием города елку стали устраивать сначала в сельских школах, а затем обычай распространился и на крестьянские дома.

Немецкие иммигранты XIX века завезли обычай украшать елку и в Америку, где ее со временем стали ставить на площадях.

Елка проникла и в мусульманские страны. Например, в 1960-е годы ее украшали в Тегеране и Марокко. До второй мировой войны елку наряжали и в Турции, но этот обычай был запрещен Кемалем Атарюком в 1936 г. с целью сохранения леса. Во многих странах, где нет елей, их, заменяют деревьями других видов.

Что же способствовало распространению обычая украшать рождественско-новогоднюю елку? Некоторые считают, что это произошло из-за веры в сверхъестественные свойства ели в то, что колючие иглы защищают от ведьм и других злых сил.

А немецкий исследователь Е. Могк считал, что предшественниками елки были ветки плодовых деревьев, которые ставили в домах в воду задолго до Рождества, чтобы они зацвели к праздничному дню. По его предположению, из опасения, что ветки по какой-либо причине не зацветут (а это был плохой признак), их стали заменять вечнозеленой елкой. Еще одна точка зрения: ель, украшенная плодами, имеет своим прообразом библейское «райское дерево». Интересно и то, что, несмотря на языческие оттенки обряда новогодней елки, со временем ее стали ставить в церквах.

Семья Радзиховских тоже нашла информацию для расширения нашего кругозора:

О Рождественской ёлке существует множество легенд

Согласно самой популярной из них, предводитель немецкой Реформации Мартин Лютер однажды в ясный и морозный сочельник шел домой через лес. Вдруг он обратил внимание на елку, сквозь лапы которой красиво просвечивали звезды. Это произвело на Лютера такое большое впечатление, что дома он поставил елку для своей семьи и прикрепил к ее веткам свечи. Огоньки свечей напоминали ему звезды на небе.

А вот легенда о происхождении серебряной мишуры. Давным-давно жила-была добрая бедная женщина, у которой было много детей. Как-то накануне Рождества она нарядила елку, но елка получилась скромная, почти без украшений. Ночью на елке побывали пауки, и, переползая с ветки на ветку, оставили на ее ветвях паутину. Зная доброту женщины, младенец Христос решил ее наградить и благословил дерево в результате паутина превратилась в сверкающее серебро.

Говорят, что Деда Мороза первыми придумали гунны: у них был бог Йерлу, который в самый первый день года приходил на землю. В этот день полагалось ставить в доме елку, считавшуюся священным деревом. Эту традицию, которой, получается, уже более 5 ооо лет, гунны принесли и в Европу. Затем они были разгромлены и остались только в Баварии, где и жили до XVI века, ни с кем не смешиваясь. Именно из Баварии новогодняя елка «пришла» во все европейские страны.

Первые наряженные рождественские елки появились на территории современной Франции, в Эльзасе; как утверждают историки, это произошло в 1605 году. Летопись свидетельствует; «На Рождество здесь устанавливают в домах елки, а на их ветви навешивают розы из цветной бумаги, яблоки, печенье, кусочки сахара и мишуру». Протестантская община немецкой области Вюртемберг переняла это новшество. Постепенно эта традиция распространилась по всей Германии, а затем и по всей Европе. Тем не менее, елки появлялись сначала только в домах богатых дворян и купцов. Разнообразными игрушками украшались в средневековой Германии не только елки, но и сосны, ветки вишневых деревьев и буков. Первый стеклянный елочный шар был выдут в Тюрингии (Саксония) в i6 веке. Промышленное производство елочных игрушек началось только в середине прошлого века здесь же, в Саксонии. Искусные мастера выдували игрушки из стекла, вырезали из картона колокольчики, сердечки, фигурки птиц и зверей, которые потом раскрашивали яркими красками.

Повсеместно устанавливать в домах рождественские елки стали относительно недавно в начале 19 веке. Сначала вечнозеленые красавицы появились в императорских дворцах Франции, Германии, Англии, Норвегии, Дании и России. Достоянием же простого люда елка стала лишь во второй половине 19 века.

В России Новый год стали отмечать по указу Петра Великого с 1 января 1700 года. До этого отмечали начало нового года 1 сентября. В указе Петра I говорилось: «По знатным и проезжим улицам у ворот и домов учинить некоторые украшения из древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых, чинить стрельбу из небольших пушек и ружей, пускать ракеты и зажигать огни. А людям скудными каждому хотя бы по древу или ветке на вороты поставить». Этот праздник очень полюбился русскому народу.g В зо-е годы XIX века новогодние елки ставились только в домах петербургских немцев, но уже в конце того же столетия они стали главным украшением и городских, и деревенских домов. Ну а в веке двадцатом нарядная елка была неизменным атрибутом зимних праздников.

В 1916 году рождественские елки на русской земле оказались в опале. Как во время Отечественной войны дворянство отказалось от языка Наполеона, так в войну империалистическую Священный синод призвал патриотов не ставить в домах колючие деревца, потому что эта традиция позаимствована у немцев.

А в 1918 году на елку опять ополчились, на этот раз советская власть, которая объявила ее буржуазным предрассудком, тесно связанным с опальной религией. Тем не менее, многие продолжали праздновать Рождество подпольно. Елка оставалась запрещенной вплоть до 1935 года, когда появилась идея праздновать не Рождество, а Новый год. Вифлеемская звезда стала красной пятиконечной, и под нарядными елками страна по указу Сталина вместе с Дедом Морозом встретила 1935 год.

2. Сказки, сценарии, стихи в которых упоминается ель.

Семья Власовых приготовила сказки, сценарий, стих о ёлке.

Андерсен Ганс ХристианЁлка

Стояла в лесу этакая славненькая елочка; место у нее было хорошее: и
солнышко ее пригревало, и воздуха было вдосталь, а вокруг росли
товарищи постарше, ель да сосна. Только не терпелось елочке самой стать
взрослой: не думала она ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе; не
замечала и говорливых деревенских детишек, когда они приходили в лес
собирать землянику или малину. Наберут полную кружку, а то нанижут
ягоды на соломины, подсядут к елочке и скажут:

- Какая славная елочка!

А ей хоть бы и вовсе не слушать таких речей.


Через год подросла елочка на один побег, через год вытянулась еще
немножко; так, по числу побегов, всегда можно узнать, сколько лет росла
елка.

- Ах, быть бы мне такой же большой, как другие! - вздыхала
елка. - Уж как бы широко раскинулась я ветвями да выглянула макушкой на
вольный свет! Птицы вили бы гнезда у меня в ветвях, а как подует ветер,
я кивала бы с достоинством, не хуже других!

И не были ей в радость ни солнце, ни птицы, ни алые облака, утром и вечером проплывавшие над нею.


Когда стояла зима и снег лежал вокруг искрящейся белой пеленой,
частенько являлся вприпрыжку заяц и перескакивал прямо через елочку -
такая обида! Но прошло две зимы, и на третью елка так подросла, что
зайцу уже приходилось обегать ее кругом.

"Ах! Вырасти, вырасти, стать большой и старой - лучше этого нет ничего на свете!" - думала елка.


По осени в лес приходили дровосеки и валили сколько-то самых больших
деревьев. Так случалось каждый год, и елка, теперь уже совсем взрослая,
всякий раз трепетала, - с таким стоном и звоном падали наземь большие
прекрасные деревья. С них срубали ветви, и они были такие голые,
длинные, узкие - просто не узнать. Но потом их укладывали на повозки, и
лошади увозили их прочь из лесу. Куда? Что их ждало?

Весной, когда прилетели ласточки и аисты, елка спросила у них:

- Вы не знаете, куда их увезли? Они вам не попадались?

Ласточки не знали, но аист призадумался, кивнул головой и сказал:


- Пожалуй, что знаю. Когда я летел из Египта, мне встретилось много
новых кораблей с великолепными мачтами. Помоему, это они и были, от них
пахло елью. Я с ними много раз здоровался, и голову они держали высоко,
очень высоко.

- Ах, если б и я была взрослой и могла поплыть через море! А какое оно из себя, это море? На что оно похоже?

- Ну, это долго рассказывать, - ответил аист и улетел.

- Радуйся своей молодости! - говорили солнечные лучи. - Радуйся своему здоровому росту, юной жизни, которая играет в тебе!

И ветер ласкал елку, и роса проливала над ней слезы, но она этого не понимала.


Как подходило рождество, рубили в лесу совсем юные елки, иные из них
были даже моложе и ниже ростом, чем наша, которая не знала покоя и все
рвалась из лесу. Эти деревца, а они, кстати сказать, были самые
красивые, всегда сохраняли свои ветки, их сразу укладывали на повозки,
и лошади увозили их из лесу.

- Куда они? - спрашивала елка. -
Они ведь не больше меня, а одна так и вовсе меньше. Почему они
сохранили все свои ветки? Куда они едут?

- Мы знаем! Мы знаем! -
чирикали воробьи. - Мы бывали в городе и заглядывали в окна! Мы знаем,
куда они едут! Их ждет такой блеск и слава, что и не придумаешь! Мы
заглядывали в окна, мы видели! Их сажают посреди теплой комнаты и
украшают замечательными вещами - золочеными яблоками, медовыми
пряниками, игрушками и сотнями свечей!

- А потом? - спрашивала елка, трепеща ветвями. - А потом? Потом что?

- Больше мы ничего не видали! Это было бесподобно!


- А может, и мне суждено пойти этим сияющим путем! - ликовала елка. -
Это еще лучше, чем плавать по морю. Ах, как я томлюсь! Хоть бы поскорей
опять рождество! Теперь и я такая же большая и рослая, как те, которых
увезли в прошлом году. Ах, только бы мне попасть на повозку! Только бы
попасть в теплую комнату со всей этой славой и великолепием! А потом?..
Ну, а потом будет что-то еще лучше, еще прекраснее, а то к чему же еще
так наряжать меня? Уж конечно, потом будет что-то еще более
величественное, еще более великолепное! Но что? Ах, как я тоскую, как
томлюсь! Сама не знаю, что со мной делается!

- Радуйся мне! - говорили воздух и солнечный свет. - Радуйся своей юной свежести здесь, на приволье!


Но она ни капельки не радовалась; она росла и росла, зиму и лето стояла
она зеленая; темно-зеленая стояла она, и все, кто ни видел ее,
говорили: "Какая славная елка!" - и под рождество срубили ее первую.
Глубоко, в самое нутро ее вошел топор, елка со вздохом пала наземь, и
было ей больно, было дурно, и не могла она думать ни о каком счастье, и
тоска была разлучаться с родиной, с клочком земли, на котором она
выросла: знала она, что никогда больше не видать ей своих милых старых
товарищей, кустиков и цветов, росших вокруг, а может, даже и птиц.
Отъезд был совсем невеселым.

Очнулась она, лишь когда ее сгрузили во дворе вместе с остальными и чей-то голос сказал:

- Вот эта просто великолепна! Только эту!


Пришли двое слуг при полном параде и внесли елку в большую красивую
залу. Повсюду на стенах висели портреты, на большой изразцовой печи
стояли китайские вазы со львами на крышках; были тут кресла-качалки,
шелковые диваны и большие столы, а на столах книжки с картинками и
игрушки, на которые потратили, наверное, сто раз по сто риксдалеров, -
во всяком случае, дети говорили так. Елку поставили в большую бочку с
песком, но никто бы и не подумал, что это бочка, потому что она была
обернута зеленой материей, а стояла на большом пестром ковре. Ах, как
трепетала елка! Что-то будет теперь? Девушки и слуги стали наряжать ее.
На ветвях повисли маленькие сумочки, вырезанные из цветной бумаги, и
каждая была наполнена сластями; золоченые яблоки и грецкие орехи словно
сами выросли на елке, и больше ста маленьких свечей, красных, белых и
голубых, воткнули ей в ветки, а на ветках среди зелени закачались
куколки, совсем как живые человечки - елка еще ни разу не видела таких,
- закачались среди зелени, а вверху, на самую макушку ей посадили
усыпанную золотыми блестками звезду. Это было великолепно, совершенно
бесподобно...

- Сегодня вечером, - говорили все, - сегодня
вечером она засияет! "Ах! - подумала елка. - Скорей бы вечер! Скорей бы
зажгли свечи! И

что же будет тогда? Уж не придут ли из леса
деревья посмотреть на меня? Уж не слетятся ли воробьи к окнам? Уж не
приживусь ли я здесь, уж не буду ли стоять разубранная зиму и лето?"


Да, она изрядно во всем разбиралась и томилась до того, что у нее
прямо-таки раззуделась кора, а для дерева это все равно что головная
боль для нашего брата.

И вот зажгли свечи. Какой блеск, какое
великолепие! Елка затрепетала всеми своими ветвями, так что одна из
свечей пошла огнем по ее зеленой хвое; горячо было ужасно.

-
Господи помилуй! - закричали девушки и бросились гасить огонь. Теперь
елка не смела даже и трепетать. О, как страшно ей было! Как


боялась она потерять хоть что-нибудь из своего убранства, как была
ошеломлена всем этим блеском... И тут распахнулись створки дверей, и в
зал гурьбой ворвались дети, и было так, будто они вот-вот свалят елку.
За ними степенно следовали взрослые. Малыши замерли на месте, но лишь
на мгновение, а потом пошло такое веселье, что только в ушах звенело.
Дети пустились в пляс вокруг елки и один за другим срывали с нее
подарки.

"Что они делают? - думала елка. - Что будет дальше?"


И выгорали свечи вплоть до самых ветвей, и когда они выгорели, их
потушили, и дозволено было детям обобрать елку. О, как они набросились
на нее! Только ветки затрещали. Не будь она привязана макушкой с
золотой звездой к потолку, ее бы опрокинули.

Дети кружились в
хороводе со своими великолепными игрушками, а на елку никто и не
глядел, только старая няня высматривала среди ветвей, не осталось ли
где забытого яблока или финика.

- Сказку! Сказку! - закричали дети и подтащили к елке маленького толстого человечка, и он уселся прямо под ней.


- Так мы будем совсем как в лесу, да и елке не мешает послушать, -
сказал он, - только я расскажу всего одну сказку. Какую хотите: про
Иведе-Аведе или про Клумпе-Думпе, который с лестницы свалился, а все ж
таки в честь попал да принцессу за себя взял?

- Про Иведе-Аведе! - кричали одни.

- Про Клумпе-Думпе! - кричали другие.


И был шум и гам, одна только елка молчмя молчала и думала: "А я-то что
же, уж больше не с ними, ничего уж больше не сделаю?" Она свое
отыграла, она, что ей было положено, сделала.

И толстый
человечек рассказал про Клумпе-Думпе, что с лестницы свалился, а все ж
таки в честь попал да принцессу за себя взял. Дети захлопали в ладоши,
закричали: "Еще, еще расскажи!", им хотелось послушать и про
ИведеАведе, но пришлось остаться при Клумпе-Думпе. Совсем притихшая,
задумчивая стояла елка, птицы в лесу ничего подобного не рассказывали.
"Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял!
Вот, вот, бывает же такое на свете!" - думала елка и верила, что все
это правда, ведь рассказывал-то такой славный человек. "Вот, вот, почем
знать? Может, и я с лестницы свалюсь и выйду за принца". И она
радовалась, что назавтра ее опять украсят свечами и игрушками, золотом
и фруктами.

"Уж завтра-то я не буду так трястись! - думала она.
- Завтра я вдосталь натешусь своим торжеством. Опять услышу сказку про
Клумпе-Думпе, а может, и про Иведе-Аведе". Так, тихая и задумчивая,
простояла она всю ночь.

Поутру пришел слуга со служанкой.


"Сейчас меня опять начнут наряжать!" - подумала елка. Но ее волоком
потащили из комнаты, потом вверх по лестнице, потом на чердак, а там
сунули в темный угол, куда не проникал дневной свет.

"Что бы это
значило? - думала елка. - Что мне тут делать? Что я могу тут услышать?"
И она прислонилась к стене и так стояла и все думала, думала. Времени у
нее было достаточно.

Много дней и ночей миновало; на чердак
никто не приходил. А когда наконец кто-то пришел, то затем лишь, чтобы
поставить в угол несколько больших ящиков. Теперь елка стояла совсем
запрятанная в угол, о ней как будто окончательно забыли.

"На
дворе зима! - подумала она. - Земля затвердела и покрылась снегом, люди
не могут пересадить меня, стало быть, я, верно, простою тут под крышей
до весны. Как умно придумано! Какие они все-таки добрые, люди!.. Вот
если б только тут не было так темно, так страшно одиноко... Хоть бы
один зайчишка какой! Славно все-таки было в лесу, когда вокруг снег, да
еще заяц проскочит, пусть даже и перепрыгнет через тебя, хотя тогда-то
я этого терпеть не могла. Все-таки ужасно одиноко здесь наверху!"


- Пип! - сказала вдруг маленькая мышь и выскочила из норы, а за нею
следом еще одна малышка. Они обнюхали елку и стали шмыгать по ее ветвям.

- Тут жутко холодно! - сказали мыши. - А то бы просто благодать! Правда, старая елка?

- Я вовсе не старая! - отвечала елка. - Есть много деревьев куда старше меня!


- Откуда ты? - спросили мыши. - И что ты знаешь? - Они были ужасно
любопытные. - Расскажи нам про самое чудесное место на свете! Ты была
там? Ты была когда-нибудь в кладовке, где на полках лежат сыры, а под
потолком висят окорока, где можно плясать по сальным свечам, куда
войдешь тощей, откуда выйдешь жирной?

- Не знаю я такого места, - сказала елка, - зато знаю лес, где солнце светит и птицы поют!

И рассказала елка все про свою юность, а мыши отродясь ничего такого не слыхали и, выслушав елку, сказали:

- Ах, как много ты видела! Ах, как счастлива ты была!

- Счастлива? - переспросила елка и задумалась над своими словами. - Да, пожалуй, веселые были денечки!

И тут рассказала она про сочельник, про то, как ее разубрали пряниками и свечами.

- О! - сказали мыши. - Какая же ты была счастливая, старая елка!

- Я вовсе не старая! - сказала елка. - Я пришла из лесу только нынешней зимой! Я в самой поре! Я только что вошла в рост!


- Как славно ты рассказываешь! - сказали мыши и на следующую ночь
привели с собой еще четырех послушать ее, и чем больше елка
рассказывала, тем яснее припоминала все и думала: "А ведь и в самом
деле веселые были денечки! Но они вернутся, вернутся Клумпе-Думпе с
лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял, так, может, и я
за принца выйду!" И вспомнился елке этакий хорошенький молоденький
дубок, что рос в лесу, и был он для елки настоящий прекрасный принц.

- А кто такой Клумпе-Думпе? - спросили мыши.

И елка рассказала всю сказку, она запомнила ее слово в слово. И мыши подпрыгивали от радости чуть ли не до самой ее верхушки.


На следующую ночь мышей пришло куда больше, а в воскресенье явились
даже две крысы. Но крысы сказали, что сказка вовсе не так уж хороша, и
мыши очень огорчились, потому что теперь и им сказка стала меньше
нравиться.

- Вы только одну эту историю и знаете? - спросили крысы.


- Только одну! - отвечала елка. - Я слышала ее в самый счастливый вечер
всей моей жизни, но тогда я и не думала, как счастлива я была.

- Чрезвычайно убогая история! А вы не знаете какойнибудь еще - со шпиком, с сальными свечами? Истории про кладовую?

- Нет, - отвечала елка.

- Так премного благодарны! - сказали крысы и убрались восвояси.

Мыши в конце концов тоже разбежались, и тут елка сказала, вздыхая:


- А все ж хорошо было, когда они сидели вокруг, эти резвые мышки, и
слушали, что я им рассказываю! Теперь и этому конец. Но уж теперь-то я
не упущу случая порадоваться, как только меня снова вынесут на белый
свет!

Но когда это случилось... Да, это было утром, пришли люди
и шумно завозились на чердаке. Ящики передвинули, елку вытащили из
угла; ее, правда, больнехонько шваркнули об пол, но слуга тут же
поволок ее к лестнице, где брезжил дневной свет.

"Ну вот, это
начало новой жизни!" - подумала елка. Она почувствовала свежий воздух,
первый луч солнца, и вот уж она на дворе. Все произошло так быстро;
елка даже забыла оглядеть себя, столько было вокруг такого, на что
стоило посмотреть. Двор примыкал к саду, а в саду все цвело. Через
изгородь перевешивались свежие, душистые розы, стояли в цвету липы,
летали ласточки. "Вить-вить! Вернулась моя женушка!" - щебетали они, но
говорилось это не про елку.

"Уж теперь-то я заживу", -
радовалась елка, расправляя ветви. А ветви-то были все высохшие да
пожелтевшие, и лежала она в углу двора в крапиве и сорняках. Но на
верхушке у нее все еще сидела звезда из золоченой бумаги и сверкала на
солнце.

Во дворе весело играли дети - те самые, что в сочельник
плясали вокруг елки и так радовались ей. Самый младший подскочил к елке
и сорвал звезду.

- Поглядите, что еще осталось на этой гадкой
старой елке! - сказал он и стал топтать ее ветви, так что они
захрустели под его сапожками.

А елка взглянула на сад в свежем
убранстве из цветов, взглянула на себя и пожалела, что не осталась в
своем темном углу на чердаке; вспомнила свою свежую юность в лесу, и
веселый сочельник, и маленьких мышек, которые с таким удовольствием
слушали сказку про Клумпе-Думпе.

- Конец, конец! - сказало бедное деревцо. - Уж хоть бы я радовалась, пока было время. Конец, конец!


Пришел слуга и разрубил елку на щепки - вышла целая охапка; жарко
запылали они под большим пивоваренным котлом; и так глубоко вздыхала
елка, что каждый вздох был как маленький выстрел; игравшие во дворе
дети сбежались к костру, уселись перед ним и, глядя в огонь, кричали:

- Пиф-иаф!


А елка при каждом выстреле, который был ее глубоким вздохом, вспоминала
то солнечный летний день, то звездную зимнюю ночь в лесу, вспоминала
сочельник и сказку про Клумпе-Думпе - единственную, которую слышала и
умела рассказывать... Так она и сгорела.

Мальчишки играли во
дворе, и на груди у самого младшего красовалась звезда, которую носила
елка в самый счастливый вечер своей жизни; он прошел, и с елкой все кончено, и с этой историей тоже. Кончено, кончено, и так бывает со всеми историями.

Семья Власовых приготовила названия сказок, краткие содержания мультфильмов про ель.

ПОДАРОК ПОД ЁЛКУ

Помните, как в детстве мы ждали наступления долгожданного волшебного праздника Нового года, а просыпаясь сразу же бежали к новогодней елке? С трепетом заглядывая под елку мы надеялись обнаружить там необыкновенный подарок от Деда Мороза! И эта надежда всегда сбывалась! С нетерпением мы разворачивали подарочную упаковку и обнаруживали там долгожданный подарок! Эта чудесная традиция передается из поколения в поколение. Поддерживая эту традицию, родители создают для своих малышей волшебный мир, в котором царит добро и справедливость. Какой же подарок выбирать для своего малыша? Как угадать, что ему хочется? Ведь новогодний подарок должен обязательно понравиться ребенку, иначе праздник для ребенка будет омрачен...

Ирина СОКОЛОВА, Ленинградская обл., г. ГатчинаНеправильная сказка про елкуСценарии новогодних праздниковХОД ПРАЗДНИКА

Действующие лица:

Рассказчик (веселый парень, эмоционально откликающийся на происходящее).
Дед (незадачливый, страдающий радикулитом).
Бабка (веселая, жизнерадостная, впечатлительная старушка).
Внучка (восторженная девочка с огромным бантом в косичке).
Жучка (спортсменка-гимнастка, искренне желает помочь).
Кошка (независима, горда, высокомерна, как любая обыкновенная кошка).
Мышка (маленький «слоник», гордый сознанием выполненного долга).
Макушка (вполне добропорядочная особа, но вставшая сегодня не с той ноги).
Еловые лапки (с интересом наблюдающие за происходящим, часто посредники между Макушкой и остальными героями).

ХОД СКАЗКИ

Выбегает Рассказчик, осматривается, прокашливается, торжественно обращается к публике.

Рассказчик. Посадил дед елку!

Выходит Дед, за руку ведет любопытную Елочку. Озадаченно оглядывается в поиске места для посадки. Видит посредине сцены кубик, сажает Елочку. Елочка с интересом осматривается. Вдруг Деду в голову неожиданно приходит какая-то, видимо, великолепная идея, он убегает (по мере старческих сил) за кулисы.

Рассказчик. Выросла Елка большая-пребольшая!

С помощью кубиков быстро выстраивается Ёлка из двенадцати человек-лапок (при этом Елочка, которую посадил Дед, становится одной из лапок).

Рассказчик. Решил Дед елку нарядить.

Выходит довольный Дед с корзиной игрушек.

Рассказчик. Стал он на нее разные игрушки вешать, шарики прилаживать, гирлянды примерять.

Дед сосредоточенно наряжает Елку. Она тянет лапки за игрушками. Макушка же смотрит на все скептически.

Рассказчик. Да вот беда: до Макушки не достать. Тянется-потянется, да дотянуться не может.

Дед тщетно пытается нарядить Макушку, периодически хватаясь за спину. Макушка показывает «нос».

Рассказчик. Что делать? Как быть? Решил Дед позвать Бабку.

Дед. Помоги, спаси, Бабка! Помоги, спаси, родимая!

Рассказчик. Пришла Бабка.

Бабка весело вбегает.

Бабка (пробуя нарядить Макушку). Теремок-теремок, ты не низок, не высок.

Елка (возмущенно). Кто, я?!

Бабка (быстро сдаваясь). Ой, высок, высок!

Сокрушенно отходит к Деду на второй план.

Рассказчик. Что делать? Как быть? Позвали они Внучку.

Все (хором). Помоги, спаси, Аленушка! Помоги, спаси, родимая!

Выбегает, пританцовывая, шустрая Внучка.

Рассказчик. Внучка прибежала, махнула. Елка испугалась и еще выше сделалась.

Елка подпрыгивает, Внучка, заплакав, уходит.

Рассказчик. Что делать? Как быть? Позвали они Жучку.

Все (хором). Помоги, спаси, Жучка! Помоги, спаси, родимая!

Жучка выходит на руках (сказка-то неправильная).

Елка (восхищенно). Вот это да!

Жучка. Елочка-Елочка! Выгляни в окошко дам тебе горошку.

Елка (удивленно). Чего?!

Жучка (смущаясь, сознавая ошибку, исправляясь). Наклони Макушку дам тебе игрушку!

Лапки советуются друг с другом, уговаривают Макушку соглашаться. Макушка непреклонно качает головой.

Рассказчик. Что делать? Как быть? Решили позвать Кошку.

Все (хором). Помоги, спаси, Кошка! Помоги, спаси, родимая!

Красуясь, выходит Кошка.

Кошка. Елочка-Елочка, встань к лесу задом, а ко мне передом.

Елка. Кругом!

Лапки беспорядочно вертятся кто куда, путаются и от этого сердятся.

Елка (вернувшись, наконец, в исходное положение, грозя Кошке). Как выскочу! Как выпрыгну! Пойдут клочки по закоулочкам!

Кошка фыркает, убегает.

Рассказчик. Что делать? Как быть? Позвали они Мышку.

Все (хором). Помоги, спаси, Мышка!

Помоги, спаси, родимая!

Рассказчик. Пришла Мышка.

Сначала из-за кулис слышны шаги не менее чем слона. Но затем, грозно топая, появляется всего лишь маленькая Мышка. Елочка и герои вздрагивают при каждом шаге.

Мышка. Елочка-Елочка, сядь ко мне на носок, я тебе песенку спою.

Рассказчик. Нагнулась Елка.

Мышка тоненько пищит, но ничего разобрать нельзя. Лапки качают головами, разводят руками.

Рассказчик. Еще ниже нагнулась Елка.

Мышь «пищит» басом, но опять ничего не разобрать.

Рассказчик. Совсем низко нагнулась Елка...

Макушка отделяется от Елки, подходит к Мышке с вопросительным жестом.

Рассказчик. Тут-то ее и нарядили!

Мышка быстро наряжает Елку, надевая на нее красивый праздничный колпак (именно его пытаются до этого предлагать Елке все предыдущие герои). Макушка в ужасе хватается за голову, убегает на место.

Рассказчик. Да так нарядили, что ей самой понравилось!

Лапки успокаивают Макушку, любуются нарядом, поздравляют. Макушка остается довольной.

Звучит новогодняя музыка. Елка танцует, махая лапками. Герои водят вокруг хоровод, выстраиваются в ряд. Поклон. Затем, взявшись за руки, уходят за кулисы.

Сказка про ЕлкуАлина Сергейчук

У опушки леса, среди пронизанного солнцем березняка стояла старая тёмно-зелёная ель. Она печально клонила к земле тяжелые ветви и тихо думала, о своей судьбе. Почему зелёная мурава стелится нежным шёлковистым ковром у самых берёзовых корней, а её обходит стороной? Отчего на мощных ветвях ели нет ни одного птичьего гнезда?.. Грустно стоять одной, глядя сквозь ветви на покрытую лишь собственной хвоей землю
Сквозь туман дремоты проглядывали воспоминания многих лет Сколько помнила себя ель, она всегда поступала правильно. Терпеть не могла беспорядочности и своеволия. Вот птаха летит поёт! Что ты верещишь, весна уже давно кончилась! (Была бы хоть соловьём, а то простая сойка!) Да ещё норовит путь срезать разогналась! Хочет между ветвей проскочить не выйдет! Вот так-то Больно укололась птичка, наскочив пёстрой грудкой на острые иголки. Ничего, ничего, потерпишь нечего тут пищать, облетай стороной почтенные деревья В другой раз умнее будешь! А вот молодая осинка норовит вырасти чуть ли не вплотную. Неужели не понимает, что это место относится к чужим владениям! Нахалка! Да разве ж можно спускать таким! Зачахла осинка, заморённая густой тенью, затыканная иглами невесть как оборотившихся в её сторону ветвей.
Хорошее место для боровиков да груздей было бы под шалашом склонившихся к земле еловых сучьев ни один грибник не подберётся. Но не полюбили грибы ёлки, не селятся под ней, почему кто ж их поймёт Так и стоит ель одна, возвышаясь среди бестолково суетящихся, вечно лопочущих друг с другом золотыми листочками берёзок и осин, взирая издали на их беспорядочное житьё. Да Чудные эти лиственные: растут, как в ствол втемяшится то сгрудятся все вместе, то кустарник к себе подпустят он под самыми ветками растёт, а им хоть бы что Однажды не выдержала ель, окликнула растущую неподалёку могучую берёзу:
Эй, соседка, зачем ты терпишь этот беззаконный орешник?! Он же забрался в зону твоего обитания! Скорее затени его, а то разрастётся управы на этого наглеца не найдёшь! Как это «затени»?! встрепенулась берёза он же погибнет без света!
Ну и что? не поняла её изумления ель зато другим будет неповадно нарушать правила лесного общежития, втираться на чужую территорию! Совсем подлесок обнаглел усмирять его надо, на место ставить!
При чём здесь «место» вздохнула сердобольная берёза должен же и кустарник где-то расти Это уже его проблемы! безапеляционно изрекла ель наше дело навести порядок на своей территории! Берёза с жалостью посмотрела на свою колючую соседку и ничего не ответила. Больше они не разговаривали. Да Всю жизнь ель поступала правильно, и её уважали. Кустарник не смел приближаться к осыпаемому хвоей пространству, шустрые птахи почтительно облетали стороной колючие ветви. Всё было чётко расставлено по своим местам. Но почему так медленно течёт смола по древесным жилам, отчего желтеет и осыпается хвоя, что за тоска червём точит еловую душу?..
Однажды, рано утром, ель услышала подозрительное шевеление у своего подножия. «Это ещё что такое?!» она кинула вниз суровый взгляд и увидела крошечный полукруглый предмет, торчащий меж покрывающих сухую землю иголок. Ты кто такой? окликнула она незнакомца. Я гриб Только ещё не знаю какой- пропищал в ответ тоненький голосок.
Что значит «не знаю»?! возмутилось дерево Как можно не знать собственного названия? Если ты белый, или, так уж и быть, маслёнок, то принадлежишь к числу благородных обитателей леса и можешь расти рядом с елью. А если ты поганка от возмущения и брезгливости хвоя ёлки начала топорщиться тебе не место близ порядочного дерева! А я не знаю робко прошептал новорожденный гриб.
Ель презрительно взглянула на него и стала досадливо рассуждать. Забросать шишками сразу, или подождать, пока определит свой род? Вот чудак! Разве место такому у её корней? Ёлка уже привычно прикидывала про себя, сколько шишек придётся потратить на избавление от внезапно появившегося чужака, когда её внимание привлекли новые незнакомцы. Два человека в кожаных куртках и высоких сапогах неторопливо прохаживались по лесу, окидывая оценивающим взглядом растущие вокруг деревья. «Грибники- мелькнула у ёлки равнодушная мысль сейчас избавят меня от непрошеного соседа!» ель уже почти потеряла интерес к пришельцам, когда её внимание привлёк зловещий блеск. Нет, этого не может быть! Один из людей держал в руке бензопилу. «Неужели они пришли валить деревья?! с ужасом подумала ель впрочем- поп

скачать dle 10.3фильмы бесплатно

Поделись этой страничкой со своими друзьями

Смотреть как сделать В лесу родилась ёлочка! - мастер класс фото своими руками

Смотрите новые поделки своими руками Новогодние поделки